Дмитрий Хаблюк - он же Dymmfox, Dymm, Dymm69 (dymm69) wrote,
Дмитрий Хаблюк - он же Dymmfox, Dymm, Dymm69
dymm69

ЛЮБИМЫЙ ПИСАТЕЛЬ КЕНТОВ И МЕНТОВ

Оригинал взят у profe_12 в ЛЮБИМЫЙ ПИСАТЕЛЬ КЕНТОВ И МЕНТОВ

Неблагодарное это дело воспитывать детей.



Сколько раз говорил сыну, чтоб прекратил общение с людьми самым доступным всем способом, так нет, позорит мои седины. Вечером стоял на углу с подругой-моделью, подошли какие-то два гаврика под два метра каждый и стали приставать к ребенку, что он ворует бензин из их машин. Ну, совсем пацаны стали без понятий, в наше время я мог спокойно ночью идти с подружкой по чужому хутору и никто бы близко к нам не подошел для начала и проформы попросить закурить, потому что это считалось западло. Те два штымпа явно хотели произвести на девушку впечатление, они таких видели только по телевизору на конкурсе красоты. И таки произвели.

После того, как мой ребенок ответил, что он хорошо зарабатывает и ему совсем не нужно воровать бензин, один из тех деятелей залыбился: «Чем ты зарабатываешь, гном? Своей жопой?». На этакое чересчур смелое оценочное суждение ребенок тут же вежливо ответил ему с правой, а с левой – его корешу, которому повезло куда больше, потому что он лишился семи зубов, в отличие от второго, чья нижняя челюсть стала подлежать исключительно капитальному ремонту в условиях круглосуточного стационара.

«Как ты себя ведешь?» – проводил я среди сына воспитательную работу, ставил себя в пример и рассказывал, что в школе был круглым отличником, особенно по поведению, ни разу в жизни не дрался, и вообще сколько раз повторять, что в наше непростое время людей нельзя бить руками. Или ему мало того случая, когда он сцепился с четырьмя бандюганами неподалеку от Жлобограда и сломал пару пальцев о челюсть одного из них, хотя остальным троим тоже повезло попасть в больничку? Ребенок согласно кивал головой и исполнял тот же вид, с каким я выслушивал воспитательные лекции своего папы, который тоже был круглым отличником и ни разу в жизни ни с кем ни подрался…

 Произрастал я на таком хуторе, что если целых два дня кряду тебе кто-то морду не набил или ты кого-то в койку не отправил – так это же ЧП. Как-то зацепились мы с Кошей Лебединским побазарить за жизнь со всеми ее больничными последствиями, что мама не горюй. Коша всего один раз угадал мне в район переносицы, зато как! Хоть снимайся в фильме ужасов без грима. Нос принялся смотреть на бок, один фингал под левым глазом, второй над правым, а Лебединский узнал, как выглядит изнутри институт стоматологии на Торговой улице.   

А через день мой нос уже четко занимал обозначенное природой место. Потому что вечером в Дюковском парке мне какой-то штымп его одним ударом вправил. Драка длилась пару минут. После того, как мы полчаса раздавали друг другу словесные комплименты. Все-таки я нехороший человек, он мне тогда с носом помог безо всякой пластической хирургии, а я ему случайно руку сломал.

 Мне ту руку потом менты припомнили. В связи с ногой. Захожу как-то во двор, смотрю Коляша дерется с тремя залетными мужиками. Тут Исаак Хаймович на двор выскочил, мимо драки пробежал и закрыл дворовые ворота на замок. Сашка Медведь тоже во дворе оказался, в одних трусах, хотя погода была не африканская. Еще до того я успел одного из тех драчунов развернуть и треснуть в челюсть. Ну а как Медведь к нам присоединился, то Коляше сразу же резко полегчало. Не потому, что те бандюганы уже успели его морду в жопу превратить. Исаак как главный партийный идеолог двора закрыл ворота на замок, чтобы бандиты не сбежали от милиции. Милицию он вызвал еще до своего вылета на двор. И дежурил у ворот в качестве резерва. Был он конечно тогда очень старым, но во время войны воевал в морской пехоте. Тут и органы подоспели, двоих нападавших на Коляшу с асфальта подобрали, а третий как под землю провалился. Ищут его менты, орут: «Где еще один?», а в это время из подвала звуки раздаются. Он оказывается, не под землю провалился, а в подвал упал. Вытащили менты его оттуда, нога бандита ниже задранной штанины синеет и расширяется прямо на глазах. Тот двигает в меру сил разбухшей челюстью:

– У меня нога сломана!

– Поедешь к нам, мы тебя полечим! – гарантируют ему менты с их безразмерными кулаками.

Так что к ним все поехали. Кроме Исаака, потому что он сам ментов вызвал и Медведя, оттого что хотя на нем штанов не было, он все равно в цементовозе не поместился. В райотделе во время этого разбора полетов мне один мент стал превышение обороны шить:

– Хитро у тебя получается. Въебенил, говоришь, блядь, по морде, а сломал этому ебаному Хуйкину ногу.  

Уже потом я узнал, что у того бандита фамилия вовсе не Хуйкин. Да и был он не бандитом, а фотографом. Насчет ебаного не знаю, но ментам виднее.

 Вообще-то я с юношеских лет пользовался уважением в ментовской среде. Когда меня повязали после диалога в Дюковском и прицепились с той поломанной рукой, один из ментов уже тогда понял, что я человек незаурядный и уважительно сказал:

– Это же тот пацан, что с одной пиздюли челюсть и ногу ломает.

Словосочетание «один удар» в ментовском диалекте было синонимом «одной палки» в одесском языке. Мне сильно помогли отмазаться фонари на собственной морде, а также то обстоятельство, что визави со сломанной рукой был на голову с гаком выше меня и на килограммов двадцать тяжелее. Признаюсь откровенно, к совершеннолетию я сильно угомонился. Но даже спустя не одно десятилетие менты продолжают меня уважать. Один полковник  выдал экспромт: «Валерий Смирнов – любимый писатель кентов и ментов».

 

 



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments