July 18th, 2013

Противостояние, или Доля шутки

Оригинал взят у mamlas в Противостояние, или Доля шутки
О чем говорят дельфины...

В Американском центре исследования разума дельфинов установили в аквариуме микрофоны.

Один дельфин шепчет другому:

- Скажи им что-нибудь по-русски, прикинь как они забегают!

Дерьмо попало в вентилятор. Прячемся.

Вчера, 17 июля, вечером в Азовском море российские пограничники преследовали лодку украинских моряков, пока лодка последних не перевернулась.Лодка с украинцами оказалась в территориальных водах России, пограничники приняли их за браконьеров и устроили погоню.Как сообщают источники в правоохранительных органах, российские пограничники налетели на лодку, в результате чего она перевернулась.«Одному из моряков удалось выжить, четверо утонули», — рассказал источник.Агентству пока не удалось получить официальную информацию от правоохранительных органов по поводу этого инцидента.Интерфакс-Украина

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

А теперь амнистия?

В том, что Навальному дадут реальный срок с браслетами в зале суда я был уверен абсолютно.
Только идиот мог поверить, что будет смягчение из-за того, что, мол, Собянину на выборах соперник нужен.
Был сделан расслабляющий ход с подписями от едра. Всех попустило. Начали бегать в футболках "Брат Навального", "Жена Навального", "Любимый кот Навального".
Думать, будет ли Лёша самостоятельным политиком или не будет.
Короче, "а кто меня поймает, того я буду чья".

Как-то в детстве меня укусила бродячая собачка, и я думал, что 40 уколов в живот - страсти непомерные.
Так вот. 40 пинков в живот гораздо неприятнее.

Господа юристы, а амнистия на статьи Навального и Офицерова распространяется? Что закон говорит?

Прокуратура обжаловала арест Навального и Офицерова

Представитель прокуратуры подал апелляцию на арест Алексея Навального и Петра Офицерова в зале суда, сообщает корреспондент «Ленты.ру».

В Генпрокуратуре, как сообщает РИА Новости, подтвердили, что обвинение просит изменить Навальному и Офицерову меру пресечения на подписку о невыезде.

Сторона обвинения считает, что решение об аресте было незаконно в связи с тем, что обвинительный приговор суда в отношении Навального и Офицерова не вступил в законную силу. По мнению прокуратуры, они могут оставаться под подпиской о невыезде до вступления приговора в силу. Апелляция назначена на пятницу, 19 июля, она будет рассмотрена в Кировском областном суде.

Навальный и Офицеров были взяты под стражу в зале суда после того, как их приговорили по решению Ленинского районного суда Кирова к пяти и четырем годам тюрьмы соответственно. Судья постановил изменить подсудимым меру пресечения с подписки о невыезде на арест во время оглашения приговора. После суда они были доставлены в СИЗО номер 2 по городу Кирову.

Ранее ни Навальный, ни Офицеров не содержались под стражей, следствие сочло для них достаточной меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Навальный и Офицеров 18 июля были признаны виновными в хищении леса, принадлежавшего компании «Кироволес», на сумму 16 миллионов рублей. Подсудимые себя виновными не признали и считают свое преследование политически мотивированным.

Показуха

Я попал в воздушно-десантные войска, и я был счастлив. Это было то время когда нечего было жрать и родители тоже были рады моему уходу в армию. На дворе стоял девяносто четвёртый год. Целый год я постигал в Подмосковье тонкости парашютной техники и разбивания пивных бутылок об голову, чтоб потом у фонтана не опозориться. Собственно никаких других задач у десантников не бывает, и если вам скажут, что они бегают как лошади по 50 км в день или втаскивают БМД на гору вручную - не верьте! Это всё злые языки. Служба десантника легка и непринуждённа, а голубые береты это просто приятное продолжение службы, ну и дембеля, конечно же.

После наступления нового девяносто пятого года нас стали готовить к поездке на ЮГ. Согласитесь приятно из подмосковной слякоти и мороза уехать в заслуженный для элитного солдата отпуск - туда, где ананасы и кокосы. Погрузили нас на самолёт, правда «дьютик» почему-то обошли стороной. Потом был трансфер Минводы - Шали. Шали странное название для курорта. По дороге мы завернули в город-герой Грозный. После новогодних боёв он выглядел очень непривлекательно для туристов. Мне там совсем не понравилось. Очень много человеческих запчастей и собак, которые лакомились оными.

И вот, наконец, мы прибыли на место дислокации – в чистое поле. Сколько я выкопал окопов и блиндажей история умалчивает. К тому времени я, как разведчик, побывал в трёх боевых операциях и «принимающую сторону» очень даже себе представлял. Когда в первый раз увидел «боевика», чуть не описался от страха - реально я чуть более чем совершеннолетний и он, уже далеко за сорок, и исходит от него... Опасность что ли. Честно говорю – страшно было. Я в засаде сидел и видел его прямо до мелочей - тропа буквально в трёх метрах. Задача у меня была уничтожать всё, что движется, в тот раз я не смог – просто испугался. А он бородатый такой, весь увешанный оружием – страшный, блядь. Один раз посмотрел в кусты, туда, где я сидел, и как будто увидел – долго так смотрел. Ну приссал я тогда, было дело. Зато потом за свой страх неоднократно мстил.

Ну, в общем, окопались мы на окраине села в чистом поле. Село было укреплено по всем правилам фортификации, две линии обороны, миномёты, КПВТ и прочие «радости». Штурмовать сию крепость задача не стояла, обозначили своё положение и, слава Богу. Попутно выполняли разведывательно-диверсионные рейды по окрестным лесам. Но как-то тихо и незлобно. К тому времени я уже «отбоялся» и открыл свой личный счёт. К тому времени я уже был сержант и опытный боец. Капитан Александров неоднократно меня хвалил, у него был орден Красной Звезды, за Афган ещё, и его похвалы дорогого стоили. Хороший был мужик, потом его чехи в плен взяли и больше никто ничего о нём не слышал.

Так вот собственно о Показухе. Стоим мы значицца в чистом поле, чумазые, грязные, голодные и тут приземляются в нашем тылу тройка Ми-8 при поддержке «крокодилов» Ми-24 стало быть. Мы такого авиашоу и не видели никогда - вообще круто получилось. И из этих бортов, представляете, не тушёнка или патроны, а посыпались из них как горох ТЕРМИНАТОРЫ натуральные. Каски «сферы», наколенники, налокотники, чёрная форма знающая утюг, заглаженные стрелки, оружие, которого мы в тот момент даже не видели, полуперчатки тактические - в общем пиздеццкие бойцы. А мы, повторюсь, чумазые, вразнобой одетые, пытаемся наладить контакт, а эти «терминаторы» в нашу сторону даже не смотрят – ну, мы для них пехота грязная, не более того.

И тут из этой кодлы выныривает бравый подполковник, спрашивает старшего и идёт гутарить к капитану. Смысл всего этого действа сводился к следующему: «Мы, типа, спецотряд сецподразделения спецпиздец ФСБ должны выполнить, блять, задачу по захвату села, которое вы капитан... (далее нецензурно) уже второй месяц захватить не можете (далее опять нецензурно), короче, где боевики?». Капитан Александров вяло машет рукой в сторону села: «Ну, где-то там, ёбть». И бравый подполковник бросает своих людей в АТАКУ! Блядь!!! Реально они пошли на штурм!!!

Местные, сопоставив прилёт вертолётов, сложили два и два, соответственно усилив свои линии обороны. Я в это время как раз оказался в окопе рядом с нашим капитаном. Он мне сказал загадочную фразу: «Десять минут!!». Я посмотрел на часы, вдалеке раздались выстрелы, взрывы, начал тататакать тяжёлый пулемёт и где то на одиннадцатой минуте к нам в окоп стали запрыгивать «терминаторы» с безумными глазами, которые какбэ говорили: «НИХУЯСЕБЕ!». В общем, мы до темноты ползали по полю, собирали раненых и брошенное неведомое оружие спецподразделений. Наутро их увезли вертушки, вызванные по рации «Кенвуд», которых я в глаза до конца службы не видел.

Я так понимаю, кто-то из высоких чинов решил себе медальку на грудь повесить, вот и послал своих орлов туда, где Макар телят не гонял. К слову сказать, село мы это зачистили... Потом... Без криков «Ура!». Тогда меня гранатой и достали – контузия, осколочные. Хорошо, что броник не снял. Четырнадцатилетний пацан гранату бросил. Потом госпиталя, комиссовали по ранению и представили к медали «За Отвагу!». Каждый год мне от государства продуктовый набор приносят: гречка, сахар и т.д. И каждый год их с лестницы спускаю. На 2-е августа никогда никуда не езжу, от моего взвода осталось только трое ребят и живут они далеко от Москвы. Мой тельник лежит в шкафу на дальней полке. Жена и дети даже не прикасаются. Как-то так, друзья.

Все воспоминания подлинные, фамилии настоящие.

© artamonov

В Одессе задержали мошенника от ЖКХ из РФ.

Российские правоохранители совместно с коллегами из Малиновского райотдела милиции задержали в Одессе 40-летнего жителя Великого Новгорода Олега Олисова, обвиняемого в крупных хищениях в сфере ЖКХ. Об этом сообщает пресс-служба УМВД России по Новгородской области

О.Олисов, в период с 2006 по 2010 годы, находясь в должности главы одного из товариществ собственников жилья, умышленно не переводил средства ресурсоснабжающим организациям – "Водоканалу" и "Теплоэнерго". Вместо этого деньги, полученные от коммунальных платежей жильцов, он перечислял на счета подконтрольных ему организаций.

Аналогичным способом в 2008-2011 годах он растратил более 10 млн. рублей. Кроме того, в 2010 году О.Олисов руководил строительной организацией, выполнявшей работы по капитальному ремонту внутридомовых инженерных сетей в Великом Новгороде. Из перечисленных ему на эти цели 6,6 млн. рублей он направил на ремонт чуть более одного миллиона, а остальные деньги присвоил.

Уголовное дело по данным фактам было направлено в Новгородский районный суд в сентябре 2012 года. Однако на первое судебное заседание обвиняемый не явился и по месту проживания также отсутствовал, в связи с чем в ноябре 2012 года он был объявлен в федеральный розыск.

В настоящее время О.Олисов находится в изоляторе временного содержания в Одессе. Решается вопрос о его экстрадиции в РФ.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

Реабилитировали убийцу Гумилева. Надо сходить, плюнуть ему на могилу.

Главная военная прокуратура реабилитировала сталинского палача, убийцу Николая Гумилева, организатора «Философского парохода», сфабриковавшего дело "Трудовой Крестьянской Партии", по которому сидел Бронислав Каминский, знатного чекиста Агранова (наст. имя — Янкель Шмаевич Соренсон). "При Дзержинском состоял, а у Сталина дошёл до высших чекистских постов кровавейший следователь ВЧК Яков Агранов,.. не связанный с Россией выходец из царства Польского, ставший палачом русской интеллигенции. Он убил многих известных общественных деятелей и замечательных русских ученых: профессора Тихвинского, профессора Волкова, профессора Лазаревского, Н. Н. Щепкина, братьев Астровых, К. К. Черносвистова, Н. А. Огородникова и многих других. Профессора В. Н. Таганцева, не желавшего давать показания, он пытал, заключив его в пробковую камеру, и держал его там 45 дней, пока путем пытки и провокации не добился нужных показаний. Агранов уничтожил цвет русской науки и общественности, посылая людей на расстрел за такие вины, как «по убеждениям сторонник демократического строя» или «враг рабочих и крестьян» (с точки зрения Агранова-убийцы). Это же кровавое ничтожество является фактическим убийцей замечательного русского поэта Н. С. Гумилева."  Писатель Роман Гуль.
Потомок местечковых евреев-лавочников из Рогачёвского уезда Могилёвской губернии, получивший 4-классное образование, эсер, своевременно переметнувшийся к большевикам, Агранов (1893—1938) смолоду выделялся смышленостью и расторопностью, неукротимой фантазией и бойкостью в изложении своих вымыслов. Как попадаются иногда люди с врожденной неспособностью различать цвета, так он совершенно не понимал общечеловеческих моральных критериев, что при тоталитарном режиме сулило определенные преимущества и способствовало неуклонному продвижению по службе.
После Октябрьского переворота он занимал должности секретаря Полесского обкома партии, потом секретаря Совнаркома РСФСР, но персональную нишу обрел в ВЧК, куда поступил в мае 1919 года на место особоуполномоченного. Под руководством своего непосредственного начальника В.Р. Менжинского он довольно быстро обзавелся репутацией одного из самых компетентных сотрудников по расправам не только с инакомыслящими, но и просто мыслящими подданными и одного из лучших (если не лучшего) фальсификаторов карательного ведомства.
Свои первые подвиги он совершил в 1921 году, приняв сначала активное участие в подавлении Кронштадтского мятежа и в последующих репрессиях против восставших, а затем создав, согласно положениям классической диалектики, из ничего нечто — дело «Петроградской боевой организации» (или «дело Таганцева»). К формированию «Петроградской боевой организации» Агранов приступил в июне 1921 года, а через три месяца завершил свое так называемое расследование, постепенно увеличив число заключенных в тюрьмах бывшей столицы на 833 человека. Президиум Петроградской губернской ЧК 24 августа вынес постановление о расстреле 61 арестованного по этому делу (в том числе профессора В.Н. Таганцева и его жены, поэта Н.С. Гумилёва и замечательного химика М.М. Тихвинского, проректора Петроградского университета Н.И. Лазаревского и профессора Петроградского технологического института Г.Г. Максимова), а 3 октября приговорил к расстрелу еще 36 человек.
В последующие два года Агранов, назначенный особоуполномоченным по важнейшим делам и начальником Особого бюро по делам административной высылки антисоветских элементов и интеллигенции, показал себя не только безукоризненным, но и весьма инициативным исполнителем ленинского требования об изгнании российских интеллектуалов за пределы советской державы — повеления вождя, которое воплотилось в уникальной полицейской операции, нареченной впоследствии «Философским пароходом». С тех пор Агранов старательно и увлеченно истреблял скрытых вероотступников и явных оппозиционеров, но подлинной его страстью было перманентное покарание интеллигенции, за что в 1927 году ему пожаловали орден Красного Знамени. В свою очередь, представители «межклассовой прослойки», хоть и опасались влиятельного чекиста и одновременно профессионального провокатора, — перед ним заискивали и его расположения домогались.
Между тем Агранов уверенно шел, как нередко говорили в те годы, от победы к победе и в 1930 году сфабриковал «вредительскую организацию» под названием «Трудовая крестьянская партия». В период начавшегося в стране массового голода по делу «Трудовой крестьянской партии» арестовали свыше 1100 агрономов и экономистов; Агранову же в 1932 году вручили второй орден Красного Знамени.
Высоко ценимый вождями партии и начальством ее передового отряда меченосцев, этот «замечательный человек», по определению Н.С. Хрущёва, достиг в итоге постов заместителя председателя ОГПУ СССР (20.02.1933), потом первого заместителя наркома внутренних дел СССР (10.07.1934) и получил звание комиссара государственной безопасности 1-го ранга (26.11.1935), что соответствовало воинскому званию генерала армии. Однако сработаться с Н.И. Ежовым, назначенным наркомом внутренних дел СССР 26 сентября 1936 года, первому заместителю кровавого карлика не удалось.
Агранова взяли под стражу 20 июля 1937 года, предварительно отправив его на пару месяцев поруководить управлением НКВД Саратовской области. Неутомимому фальсификатору, оставившему свой след чуть ли не в каждом крупном политическом процессе с осени 1919-го по весну 1937 года, инкриминировали по стандарту того времени — измену Родине, шпионаж, терроризм, а заодно подготовку убийства С.М. Кирова. Расстреляли Агранова 1 августа 1938 года.
За полвека, промелькнувшего после ХХ съезда КПСС, бесчисленные жертвы Агранова были реабилитированы. Однако ему в реабилитации отказали сначала в 1955 году (из-за «систематических нарушений социалистической законности»), затем в 2001 году. И вот наконец 22 января нынешнего, 2013 года Главная военная прокуратура признала выдвинутые против него обвинения несостоятельными и Агранова реабилитировала, возвысив его тем самым до уровня загубленных им граждан, некогда осужденных по аналогичным обвинениям. Об этой реабилитации стало известно совсем недавно. Таким образом, один из видных организаторов массовых политических репрессий, фактически серийный убийца, мгновенно превратился в невинно пострадавшего, наследникам которого надо бы вернуть его ордена и два знака «Почётный работник ВЧК–ГПУ», а также выплатить, наверное, денежную компенсацию.
Спору нет: Агранов не шпионил в пользу иностранных государств. Но не поспешила ли Главная военная прокуратура, сняв с него обвинения в терроризме? Разве не занимался он именно террором, отправляя на расстрел или в концлагерь советских граждан, которых, в сущности, должен был защищать как сотрудник органов государственной безопасности? И кроме того, не превышал ли он своих должностных полномочий, любой ценой домогаясь от подследственных нужных показаний?
Понятие справедливости содержит в себе, как известно, не только правовую, но также моральную и психологическую составляющие, требующие соответствия между преступлением и наказанием. Реабилитируя Агранова, Главная военная прокуратура вроде бы восстанавливает попранную справедливость, но, закрывая глаза на совершенные им преступления, — создает явное несоответствие между его деяниями и воздаянием за них, или, иными словами, новую несправедливость.
Если данное постановление Главной военной прокуратуры не будет опротестовано, то в связи с этим прецедентом появится возможность добиваться реабилитации таких одиозных псевдошпионов, как Г.Г. Ягода, Н.И. Ежов и Л.П. Берия. Вслед за тем придется объявить, что массового политического террора в СССР никогда не было, опять переписать учебники истории, а художественную и специальную литературу по тотальным репрессиям вновь упрятать в спецхраны или сжечь на площадях. А дальше останется только ждать, пока возмущенная История — дама строгая и бескомпромиссная, хотя и многотерпеливая, — не проучит в очередной раз склонных по традиции к убогому конформизму постсоветских подданных.

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.