Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Ситуация по Соколову требует нашей общей помощи! Репост!

Оригинал взят у jurialhaz в Ситуация по Соколову требует нашей общей помощи! Репост!
На мой ящик поступила вот такая информация, и я думаю ей можно доверять, поэтому публикую и прошу распространить дальше, поскольку дело касается судьбы достойного человека и соучредителя нашего Фонда.

Как сообщалось ранее блогерами в интернете:
http://cinic-alighieri.livejournal.com/171989.html
http://dymm69.livejournal.com/937629.html
по поводу попытки задержания сотрудниками МВД члена Попечительского Совета Фонда «Русское Дело», подполковника в отставке Соколова Сергея Ивановича (sokolov9686), данный инцидент, действительно, связан с нежеланием граждан Романовых Галины Алексеевны и Николая Николаевича, жителей города Сызрань, Самарской области, прекратить свою противоправную деятельность по развалу Военно-Воздушных сил России, в частности Сызранского вертолетного училища и Липецкого авиацентра.


Помехой им в этом и был отставной подполковник Соколов Сергей Иванович, который в своих постах подробно разоблачал мошенников. Развалить ВВС им так не удалось, хотя вред России они нанесли огромный. Свою месть Соколову С.И. эти тёмные личности до сих пор пытаются осуществит посредством подкупа должностных лиц и своим связям. Инкриминировать Сергею Ивановичу эти мошенники пытаются ни много ни мало преступления по ст. 280 и 282 УК РФ - экстремизм, разжигание межнациональной(где!!!) розни.

Главное для них – это запустить тему экстремизма, посадить (хотя бы временно) Соколова за решётку и закончить своё грязное дело по дестабилизации обстановки в России без помех.
Они как огня боятся освещения их в СМИ и в интернете, особенно с размещением их фотографий. Так давайте же вместе высветим новоявленных героев Ильфа и Петрова, а попросту жуликов достаточно не маленького масштаба…

Итак, Романова Галина Алексеевна, мама Виты Игоревны Сулим, проживающей ныне в Израиле:
Collapse )


Так проходили студенческие годы… (Грибофф)

Пролог
Однажды где-то в начале 90-х в стране моей студенческой юности настало Первое мая. Но не то Первое мая, к которому привыкли вы – день труда и мира с красными гвоздиками и дешёвым портвейном. У прогрессивной московской молодёжи моей юности Первое мая ассоциировалось в первую струю с днём рождения замечательного и весёлого парня, патологически неординарного человека, моего лучшего друга – Шурика, на тот момент студента второго курса МГИМО.

Тут, пожалуй, необходимо лирично отступить от непосредственного сухого изложения событий. Цветастую неординарность Шурика надо бы не менее пёстро проиллюстрировать.
Иллюстрация №1:
После внезапного исчезновения из дома на двое суток Саша, в ту пору десятиклассник, наконец звонит маме. Происходит следующий диалог

- Мама, это я, ваш сын Александр.

- Саша! Я тебя убью! Где ты был??

- Мам, извини. Я просто пошёл проводить девушку с дискотеки и задержался.

- Саша! Половая жизнь в твоём возрасте, безусловно, необходима, но ты ведь не станешь отрицать тот факт, что ровно за сто лет до твоего рождения твой тёзка Александер Грейам Белл изобрёл телефон и это изобретение до сих пор активно используется для передачи информации на расстоянии? Позвонить ты мог, так тебя растак?

- Ну, дело в том, что я не сразу разобрался, как отсюда позвонить. Мам, я собственно что тебя хотел попросить – ты не могла бы сделать небольшой денежный перевод в Ростов-на-Дону? Я как раз там. В смысле тут. И хотелось бы назад, домой, в Москву попасть всё-таки. Ну, так получилось – не мог же я не проводить девушку.

- Саша, у меня устойчивое подозрение, что мы с твоим отцом вырастили идиота.
Иллюстрация №2:

На военной кафедре Шурику сделали замечание касательно длины его волос и неаккуратно повязанного галстука. На следующий день на кафедру вошёл маршем абсолютно лысый Шурик. Военрук хотел было похвалить его за радение, но что-то его остановило. Возможно, тот факт, что наш герой был одет в арендованную у приятеля-энтузиаста гусарскую форму образца 1812 года.

Впрочем, иллюстрировать эту “многогранёную” личность можно бесконечно.

Так вот. Мало того, что Шурик сам по себе был человеком уникальным во всех проявлениях своей бьющей через край (и всё больше по головам окружающих) энергетики, так и друзья у него все были типа меня – алкоголики (студенты то бишь). И Шурик прекрасно осознавал, что раз поздравлять его придут семь в разной степени буйных студентов (алкашей то бишь), то вариант отмечания в квартире отпадал сразу. И вот тут-то и пришла ему непосредственно в голову щастливая мысль отметить ДР за пределами МКАДа, дабы сократить количество потенциальных жертв и разрушений (боже, как он ошибался!). Пару месяцев назад он слышал краем уха о том, как несколько ребят с курса постарше ездили в некий дом отдыха со звучным названием <Клязьма> и остались весьма довольны кудряво проведённым временем. То, что под этим разумелось, ему было неизвестно, но он догадывался, что пьют на всех курсах примерно одинаково. Идея состояла в том, чтобы рвануть в субботу в ДО, зажечь на берегу одноимённой с ДО реки, а ближе к утру потерять сознание в предварительно снятых номерах. У приглашённой алкашни идея нареканий не вызвала. Более того, она вызвала нездоровый ажиотаж и слюноотделение (на свежем воздухе-то водочка проскальзывает изящнее). Итак, всё предвещало праздник.

Глава 1 (ознакомительная): Явление Грибоффа
Пожалуй, стоит на пару рюмок остановится на процессе сборов перед поездкой. Приглашены были семеро: Оом, Паша, Толик, Йурра (студенты первого курса ИнЯза), а также Пятибратор, Женич и Грибофф (студенты второго курса МГИМО). Все друг друга прекрасно знали за исключением персонажа под ником Грибофф, которого хорошо знал только Шурик.

Надо сказать, что не все заинтересованные стороны подошли к ДР в достойном праздника состоянии. Шестеро из участников мероприНятия были поначалу совершенно свинским образом трезвы и выспамшись. Однако праздничность обстановки была чудесным образом спасена фееричным появлением этого самого Грибоффа. Дело было так.

Шестёрка основы томилась посередь платформы метро в ожидании, когда уже нальют, и разминалась 9-ой Балтикой. Вскоре из метровагона выскочил и без выпивки вечно весёлый и заводной именинник. На нём были вычищенные до блеска дорогущие ботинки, не менее дорогие бархатистые джинсы Труссарди, отутюженная белая рубашка и новенькая кожаная куртка поверх – Саша собрался на природу. В одной руке у него было огромное ведро, полное кровавых куриных окорочков, в другой – спортивная сумка с двадцатью бутылками водки – Саша к природе подготовился. Подошедши к ожидающим, он задорно молвил:

- Асиёко сиё*, друзья мои! Я смотрю все в сборе. Великолепно, ёх-хо-хо! – иногда Саша напоминал Доктора Ливси из мультика.

- Не, не все. Грибоффа нету.

- Что это вы такое говорите? Аааа, разыгрываете? Вот же он, свет очей моих, мин херц!

Ребята обернулись и обнаружили на соседней скамейке распластанное тело, верхняя часть которого была заботливо прикрыта относительно свежей газетой FRANKFURTER Allgemeiner . Из-под газеты раздавалось мирное, безотносительно несвежее похрапывание.

Грибофф пил четвёртый день. Эту ночь он провёл в близлежащем кафе <Звёздочка> за (под) одним столом с сотрудниками нигерийского спецназа, прибывшими в Москву для совершения тренировочных прыжков с парашютом и без. На третьей бутылке Грибофф всё-таки убедил чёрных, как Мукунка, пацанов в малиновых беретах в необходимости участия его друга Шурика в прыжках. Это был его подарок Саше на ДР. (Спустя две недели с аэродрома в Тушино поднимется вертолёт с пятью иссиня-чёрными нигерийцами и иссиня-щастливым Шуриком на борту. Но это уже совсем другая история.)

Шурик подошёл к скамейке и, нагнувшись над газетой, изучил заголовки первой полосы. Удовлетворившись и проникшись прочитанным, – хотя вторым его языком был в отличие от Грибоффа не немецкий, а испанский, – заорал он, тем не менее, над телом, аки Геббельс на трибуне:

- Дойчланд юбер аллес, мон коросон! Дарф ищ мит иннен танцен?

- Яволь, майн фюрер! – мгновенно отреагировало тело из-под газеты, – Музыку! Ун пассито байланте, Мария!* Белый танец!

Грибофф плавным движением отбросил газету, Шурик оторвал его бренные чресла и остальную требуху от скамьи (Грибофф Павел Александрович, метр восемьдесят девять, сто четыре килограмма) и они закружились по платформе в танце – это был гибрид танго, вальса и нижнего хип-хопа. Во время танца никто не пострадал.

Таким образом, все были в сборе, и дружная компания, разлепив танцующих, направилась к маршрутке, что должна была доставить их в номера.

——————————————————————————————–
* – вьетнамское приветствие

** – (нем.) Можно вас пригласить на танец?

*** – (исп.) А ну-ка, шажок в сторону, Мария!cРикки Мартин

Запись опубликована Дом Кюби но кицунэ.Вы можете оставить комментарии здесь или тут